6 мая 2017, 14:04 1 566 0

Экс-капитан сборной России по водному поло, двукратный бронзовый призёр Олимпийских игр, тренер женской молодежной сборной России, ставшей в декабре 2016 года победителями мирового первенства, Сергей Маркоч побеседовал с пресс-службой финального этапа Кубка России по водному поло среди женских команд о различиях в мужском и женском спорте, о качествах, необходимых тренеру для того, чтобы растить чемпионов, и о задачах, которые он ставит перед собой и своей командой.

— Сергей Иванович, на протяжении всей своей спортивной карьеры вы имели дело с мужским водным поло, а теперь тренируете девушек. Как это произошло?

— Я начал заниматься водным поло с первого класса школы и всю свою сознательную жизнь посвятил мужскому водному поло. Играл я достаточно долго, закончил спортивную карьеру в 37 лет, 12 из них отыграв в основной сборной страны, участвовал во всех крупных соревнованиях, включая Олимпийские игры и чемпионаты мира. Закончив выступать как спортсмен, сразу начал тренировать молодежную сборную России. Позднее тренировал клубы, как российские, так и заграничные. Работал на Мальте и в Казахстане.

В какой-то период времени, когда Казахстан не попал на Олимпиаду 2016 года в Рио, находился без работы. В этот момент и получил предложение от Евгения Шаронова, который на тот момент был президентом Федерации водного поло России, возглавить женскую молодежную сборную. Конечно, на тот момент это для меня стало неожиданностью. Признаться, я даже имен членов молодежной сборной у женщин не знал. Тогда мне пообещали, что будет время освоиться, посмотреть, съездить на турниры, летом пройдет три или четыре тренировочных сбора, сможем познакомиться и подготовиться к первенству Европы. Я посмотрел график, узнал об условиях, и решил, что для подготовки к первенству времени достаточно.

Всегда, когда я подписываю договор, прежде всего смотрю, есть ли возможность выиграть. Я стараюсь работать на результат, ведь весь смысл спорта в том, чтобы показывать результат и побеждать. Если есть такая возможность, я берусь за дело. Так было и в этот раз.

— Насколько велика разница полов в вашем виде спорта? Диктуют ли женские психология и темперамент свои правила?

— Когда я только знакомился с женским водным поло, меня предупреждали о том, что будет сложно, ведь менталитет и психология у женщин совершенно другие. Я слушал и понимал, что в любом случае скучно не будет. Появился азарт, желание проверить себя. Все-таки, современная молодежь сильно отличается от той, что была еще совсем недавно. Сейчас она более своенравная и искушенная. Это реалии сегодняшнего дня.

Современная молодежь сильно отличается даже от той, которую я тренировал в 2002 году. Тогда я взял мальчиков и прошел с ними период от 16 до 20 лет, поэтому у меня было представление, что такое молодежь. Я умел с ними ладить, мотивировать, заставлять работать, чтобы побеждать. А тут девочки. Честно скажу, страшно не было. Все девочки разные, с разным воспитанием дома и в клубах. Я видел, что они подготовлены и настроены на то, чтобы работать и показывать результат. А вот то, как играют соперницы в ведущих странах, таких, например, как Испания, представления не имел. Поэтому сначала мы работали над совершенствованием индивидуальных способностей спортсменок, а уже после того, как я посмотрел видео, и мы сыграли первый международный турнир, начали работать над тактикой, думать, что можно придумать, чтобы противостоять соперницам.

Тренировочный процесс пошел. Я сказал команде: «Мне не важно, мальчики вы или девочки. У нас задача серьезная, мы представляем страну и требования перед нами большие. У всех есть проблемы: и у юношей, и у девушек, и у взрослых тем более. У меня самого семья и трое детей. Но когда я приезжаю на сбор, я весь в работе и полностью в вашем распоряжении, подчиняюсь нашему общему делу. Того же жду и от вас. Для того, чтобы выиграть, нужно расставить приоритеты. Каждый из вас вносит свою лепту в наш общий успех». Такой у нас был договор, и мы начали сотрудничать. Удивительно, но за все лето с их стороны не было ни одного проступка или нарушения режима. Опозданий и тех не было! Я даже удивлялся, как такое может быть. Конечно, мы говорили о том, как добиться результата, о роли лидера, о роли команды, о том, что такое единица в коллективе. Я много раз проговаривал это и с молодежными командами, и со взрослыми спортсменами, которых тренировал.

Каждый день я шел на работу с радостью, ведь я чувствовал, что они хотят побеждать, а главное – что они поверили мне. Когда тебе доверяют, то и сам не сомневаешься, что добьешься результата.

— В таких видах спорта как художественная гимнастика тренеры признаются, что они для спортсменок – как вторая мама. А кто вы для своих подопечных? Второй папа?

— Я беру пример из истории, сравниваю с полководцами и главнокомандующими, которые выигрывали войны. У нас ведь та же война, только без смертей. Конечно, никто не умирает, но есть и кровь, и синяки. Тренер здесь как командир. Но и командиры есть разные. Бывают и такие, что кричат «В бой!», а потом прячутся за спины солдат. Я же беру всю ответственность за результат на себя. Я бы хотел, чтобы они видели во мне пример по всем статьям, понимали, что находятся под моей опекой. Никто не будет их винить в поражении или ругать за ошибки. Я возьму всю вину на себя.

Прежде всего, ты должен быть человеком, которого уважают, а уж отец, дядя, брат или дедушка – это не столь важно. Моя задача как тренера в том, чтобы каждая спортсменка смогла показать максимум из того, на что она в данный момент способна. Для этого нужно, чтобы команда была в комфортных психологических условиях. В этом плане тренер должен быть как отец, который хочет видеть своих детей сильными, красивыми, уверенными в себе, но умеет также быть строгим и поругать, если это необходимо.

— Теперь, когда ваша команда победила на мировом первенстве, какие следующие высоты вы наметили для себя, как тренера сборной?

— Все по шаблону, придуманному задолго до меня. Выиграть тяжело, удержать победу намного сложнее. Это действительно так. Цель всегда одна. Если ты не испытываешь голод к победам – лучше отойти в сторону. Любое соревнование, в котором принимаешь участие, нужно сыграть в свою полную силу. Мы развили свои индивидуальные способности, тактические рисунки, исправили ошибки. Если кто-то может сделать это лучше нас – пусть нас обыграет, а мы посмотрим. Но, когда будет следующая игра, мы будем к ней готовы. У нас есть план подготовки, и 1 июня девочки уже начинают работать.

— Сказался ли ваш опыт работы за рубежом на подходе к тренировочному процессу? Насколько важно перенимать опыт других стран?

— Я хорошо помню свой первый выезд за рубеж для совершенствования тренерских навыков. Это было в 2005 году, я только закончил спортивную карьеру и тренировал молодежную сборную. Чувствую, что мне чего-то не хватает. Тенденции в мире стали другие. Если в мои 18 лет мы были лучшей школой водного поло в мире, то сейчас мы далеки от медалей.

Я позвонил своему другу Игорю Милановичу, тренеру белградского «Партизана», лучшей школы водного поло в мире, и попросился к нему. Взял с собой сына, который тоже профессионально играет в водное поло. Пока сын неделю тренировался, я сидел на трибуне с утра до вечера и записывал все, что видел. А когда вернулся домой, выступил с докладом о том, как устроен процесс в Сербии. После этого я ездил в Венгрию, Хорватию, Черногорию. Причем, в разные периоды – и подготовительный, и предсоревновательный, а также смотрел разные возрастные категории спортсменов.

Разница, конечно, разительная во всем. Очень часто в наших спортивных школах директора заняты тем, что решают административные и финансовые вопросы, а тренеры в это время предоставлены сами себе и делают, что им вздумается, без определенной системы и понимания, к чему и каким образом следует идти. В России даже сегодня мало кто контролирует то, что делает тренер. Поэтому у нас большие проблемы в юношеском водном поло. Уже три Олимпиады мы пропустили. А это показатель того, что что-то не так.

— Чего же недостает российскому водному поло?

— Текущая российская спортивная образовательная программа не работает. Приведу в пример Казань. 10 лет назад туда приехал специалист из Черногории Горан Ивановский и поставил систему работы. С тех пор прошло уже столько лет, а казанцы до сих пор в призах на всех соревнованиях. А начал он с того, что убрал ворота и принялся за самые азы. Если человек не может ходить, он не может бегать; если не знает языка, то не умеет разговаривать. У нас же этот принцип нарушается. Я внес предложение на экспертный совет ввести лицензирование тренерской работы. Они должны знать современные тенденции в водном поло, иметь четкое представление о системе его преподавания.

— Какова цель вашего визита на турнир в Ханты-Мансийск?

— 18 декабря мы отыграли первенство мира, эту дату я, пожалуй, никогда не забуду, она значимая. С того момента прошли Кубок и чемпионат России, я был практически везде. Я смотрю на то, как играют девочки, анализирую статистику, разговариваю со спортсменками, отмечаю их работу, у кого-то со знаком минус, у кого-то – со знаком плюс. Например, мне понравилась Снежана Ржавская из Ханты-Мансийска, я сказал ей, что она кандидат в сборную и пригласил на сбор. У нее есть перспектива и шанс закрепиться в сборной страны.

Я работаю на перспективу, занимаюсь всем резервом, смотрю сразу несколько возрастных пластов, присматриваюсь на будущее. Даже если сейчас спортсмен не подходит по возрасту, через год с ним уже можно будет работать. Так и формируется наш золотой запас. Необходимо всегда держать руку на пульсе. Если отпускаешь, всегда можно потерять кого-нибудь из поля зрения. Я независимый тренер, нейтрален и смотрю за всем, что происходит.

Кроме того, 8 мая заканчивается сезон. Следующая тренировка будет только 1 июня. Я хочу собрать команду и объяснить ей, что сейчас нужно несколько дней отдохнуть и начать понемногу заниматься. Одной нужны силовые упражнения, другой – упражнения на пресс, третьей – скакалка. Поэтому мы соберемся все вместе, и я скажу, кому и что нужно делать, чтобы 1 июня не раскачиваться, а сразу войти в рабочий процесс. До чемпионата мира будет три месяца, но нам за это время предстоит многое сделать. И проговорить это лучше с глазу на глаз, а не по телефону. Здесь у меня такая возможность есть.

— Какие у вас впечатления от Ханты-Мансийска и от места проведения турнира?

— Я мало что успел увидеть за это время, так как прилетел совсем недавно, но слышал, что город у вас очень красивый. Первым делом бросились в глаза чистые улицы и прекрасная церковь. База тоже замечательная, чувствуется, с какой заботой к ней относятся. Это и неудивительно, ведь здесь проходило много крупных ватерпольных турниров, в том числе и мирового уровня. Пока все впечатления исключительно со знаком плюс.





Похожие новости

Поделиться:

Подписаться на рассылку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: