14 декабря 2018, 20:31 0

Согласно данным Министерства здравоохранения в России более 4,5 миллионов людей живут с диабетом. Многие считают, что с этим диагнозом дорога в спорт заказана, однако подобное утверждение неоднократно опровергали атлеты самых разных направлений. Вот и инструктор тренажерного зала Центра развития теннисного спорта Владислав Соловьев занимается бодибилдингом и фитнесом уже несколько лет и уверенно справляется со всем трудностями. В своем интервью он поделился своим опытом спортсмена и тренера, страдающего диабетом.

— Владислав, что такое диабет? И как он влияет на твою повседневную жизнь?

— Диабет — это неизлечимое аутоиммунное заболевание. Диабет бывает двух типов — I и II. Диабет II типа — это когда поджелудочная железа работает с отклонениями, а I типа — это когда поджелудочная железа не вырабатывает гормон инсулин. То есть, если у нормального человека уровень глюкозы в крови около пяти, то у меня он может быть очень низким, например, 1,6 или очень высоким. При любом чрезмерном колебании уровня глюкозы в ту или иную сторону, я могу впасть в кому. Больным сахарным диабетом необходимо держать этот уровень приближенным к нормальному. Можно даже сказать, что это не болезнь, а образ жизни.

Диабет — это правильное питание и постоянный контроль над собой, даже во сне. Контролировать уровень глюкозы помогает прибор глюкометр, который измеряет ее уровень в крови. Измерять необходимо от 8 до 10 раз в день, а также ночью — перед сном, утром и, например, в три часа ночи. Я просыпаюсь каждую ночь и измеряю свой уровень глюкозы. Конечно, часть рутины диабетика — это инъекции инсулина, способствующего понижению сахара в крови. Инсулин существует двух видов: короткий, это те инъекции, которые необходимо ставить несколько раз в день, и длинный, так называемая база, который нужно колоть один раз в день.  Делать инъекции короткого инсулина необходимо очень часто — на любое потребление углеводов, которые способствуют тому, что уровень сахара в крови поднимается. Их я делаю сам. Обычно в день я делаю пять-семь инъекций инсулина. Для того, чтобы добиться результатов в бодибилдинге и фитнесе, необходимо есть пять и более раз в день, что и обуславливает количество инъекций.

— Каким был твой путь в спорте, и какое место занимает диабет в этой истории?

— Можно сказать, что диабет во многом определил мой выбор карьерного пути. Я в спорте с десяти лет, занимался футболом, как и многие в моем возрасте, волейболом и баскетболом. Я всегда был высоким, это располагало к выбору таких видов спорта. После окончания школы в Омске, где я вырос, я переехал в Ханты-Мансийск и продолжил заниматься волейболом.

На втором курсе ЮГУ я сдал сессию и приехал в Омск на каникулы. Там я за неделю похудел на 15 килограмм. Я и без этого был очень худым — весил 67 кг при росте 194 см, — теперь же я весил 50 кг. К тому же я начал пить очень много жидкости, много спал и почти совсем не ел. Сперва я скрывал свое самочувствие от родителей. В тот момент, как часто бывает, я не любил больницы. Да и мама работала сутки через сутки, поэтому я спал, когда она уходила и приходила с работы, скрывать было несложно. Тем не менее скоро она поняла, что что-то не так, и вызвала скорую. Врачей в больнице очень удивило то, что я приехал в сознании, а не в коме — в тот момент мой уровень глюкозы был 37 ммоль/л, тогда как для здорового человека норма 4-5 ммоль/л.

Меня сразу положили под капельницу. Буквально через два-три дня я почувствовал себя намного лучше, и вес начал возвращаться в норму. После выписки из больницы встал вопрос о том, оставаться ли в Омске, забрав документы из ЮГУ, и находиться под присмотром врачей и родителей, или переезжать в Ханты-Мансийск и справляться с этой проблемой самостоятельно. Врачи предупредили меня, что самому в этих условиях будет непросто, потому что нужна поддержка, наблюдение и соблюдение режима питания. Несмотря на это, я принял решение самостоятельно справляться со своими проблемами и жить нормальной жизнью в Ханты-Мансийске.

После переезда я завязал с волейболом. Врачи сразу сказали мне, что спорт не приведет ни к чему хорошему. Тем не менее, мне хотелось каких-то перемен и движения, поэтому я пошел в зал. Мне было интересно, и мне нравились результаты, которые я видел у других людей. Я начал заниматься в зале — смотрел видео, много читал, в том числе о том, что касается тренировок с диабетом. Понемногу у меня начало получаться набирать вес и добиваться внешних изменений. Окружающие начали это замечать, спрашивать советы. И с этого момента, можно сказать, началась моя карьера тренера. В 19 лет я еще не много знал, но старался помогать людям, которые подходили в зале и спрашивали советы. Постепенно шел к этому.

— Вносишь ли ты изменения в тренировочный процесс из-за диабета?

— В принципе, нет. Диабет мало влияет на занятия спортом. У меня те же тренировки, что и у здоровых людей. Конечно, присутствует индивидуальный подход, но он необходим в тренировках каждого человека, независимо от того, болеет он сахарным диабетом или нет. Каждый человек, занимающийся фитнесом, требует разного подхода в зависимости от его целей и его особенностей. Так же и в моем случае. Разве что я больше контролирую свое самочувствие и свое питание. Я не могу позволить себе пойти с друзьями в кафе или кино и есть все подряд. Я все считаю, измеряю сахар, слежу за собой.

— В принципе, это то, что требуют серьезные занятия бодибилдингом и фитнесом — строгий контроль за питанием, а у тебя эта привычка была еще до этого.

— Да, в этом плане мне было легче. Когда я начинал заниматься в зале, немногим позже постановки диагноза, я еще не до конца понимал, что рутина бодибилдера, включающая в себя подсчет БЖУ, калорий и проверка гликемических индексов продуктов, очень близка к тому, как выглядит мой режим питания как диабетика. Когда я начинал серьезно заниматься этим спортом, проходил обучение и вливался в эту среду, мне было очень легко понимать и осваивать этот аспект бодибилдинга, потому что я уже разбирался в этом.

— У тебя есть ощущение, что тебе тяжелее, чем другим?

— Нет. Я никогда не жалел себя и не думал, что мне сложнее, чем кому-то. Разве что было непросто начинать тренировки и тренироваться с этой проблемой. Я не знал, в каком направлении идти. Мне хотелось найти тренера, который подскажет мне и поможет. В этом плане мне очень помог тренер нашего города Константин Замчий. С врачом-эндокринологом мне тоже здесь повезло. Она мне никогда не говорила завязать со спортом, а наоборот помогает, идет навстречу.

Конечно, диабет влечет за собой некоторые проблемы, но они не фатальны, и их можно воспринимать и как своего рода преимущества. Например, когда я общаюсь с другими тренерами или ребятами перед соревнованиями, я часто слышу о том, как им приходится заставлять себя готовиться. Я слышу рассказы о том, какой тяжелый путь к соревнованиям — процесс набора массы, когда ты очень многое ешь, процесс сушки, когда ты не ешь углеводов. Мне все это не кажется такой проблемой. Я так живу каждый день. У меня нет выбора, потому что альтернатива ничем хорошим не закончится. Это несложно. Главное — желание. А тут люди занимаются тем, что им нравится, и при этом жалуются на это. Может быть, им хочется сделать этот опыт ценнее и показать, как тяжело это дается.

— Есть ли в твоем виде спорта атлеты, больные диабетом?

— Например, бодибилдер Джейсон Постон более диабетом I типа. Он выступает на «Мистере Олимпия» и занимает первые места в своей категории. Лично я сейчас хорошо общаюсь с питерским спортсменом Алексеем Шкуратовым, который тоже болеет сахарным диабетом и неплохо выступает на соревнованиях.

— Есть ли какие-то сообщества, где спортсмены с твоим диагнозом делятся опытом, общаются?

— Да, подобные сообщества, безусловно, есть. Однако, в России это не так развито, как, например, в США. У нас в больницах сразу говорят, что вместе с диагнозом ты заканчиваешь со спортом. Особенно с таким как бодибилдинг или фитнес, где необходимо потребление углеводов. Другим спортсменам говорят, что с таким диагнозом будет тяжело выступать и лучше даже не пытаться. Но на самом деле все это возможно, люди выступают и в большом спорте с сахарным диабетом и добиваются успехов. Главное — не бояться, идти к своей цели и следить за своим здоровьем.

У нас в России меньше какого-то централизованного общения между диабетиками в спорте, но оно присутствует в том или ином виде. Когда я выложил свои первые посты, где упомянул свой диабет, очень многие люди мне написали. Появилась обратная связь — люди спрашивали у меня, как у тренера, совета. С кем-то мы стабильно поддерживаем связь и обмениваемся опытом. У меня есть и клиенты с диабетом. Мне интересно работать с такими людьми и помогать им. Очень вдохновляет, когда я вижу, что они добиваются результата. Я сам стараюсь что-то пробовать на себе, менять и наблюдать за результатом, чтобы потом более эффективно помогать людям.

— Не раздражает иногда то, как здоровые клиенты жалуются на трудности в диете?

— Нет, я не имею привычки хвастаться тем, что у меня диабет, и я нормально живу. Я отношусь к людям спокойно. Человек приходит ко мне на тренировки сам и для себя. Да, я тренер, но только направляю его, все остальное человек должен делать сам. Я не могу заставить человека жить каким-то определенным образом. Я даю советы, как ему следует поступать и что есть, а дальше он уже сам решает, следовать ли им. Бывает, что клиент соглашается со всем предписаниями и обещает их выполнять, а результатов все нет и нет. Тайное становится явным, когда ты заходишь в кафе и видишь, как он ест какую-нибудь пиццу, которой определенно нет в диете. Я стараюсь долго не работать с такими клиентами, потому что я нацелен на результат и здоровье клиента.

Есть и другая крайность — девушки, которые хотят очень быстро похудеть, скинув за, скажем, неделю запредельное количество килограмм. Они ходят в зал, но при этом ничего почти не едят, не пьют воду и истощают себя. В итоге они получают лишь проблемы со здоровьем. На моей памяти бывали и полуобморочные состояния. Сейчас уже такого не случается.

— Что изменилось?

— С опытом я начал очень внимательно относиться к клиентам и их состоянию во время первых тренировок. Первые две-три недели я очень серьезно слежу за клиентом во время тренировок, что включает в себя мониторинг пульса и контроль за общим состоянием. Мы не начинаем тренировку, если человек не ел более четырех часов. И, конечно, на первой тренировке обязателен опрос о заболеваниях и общем состоянии здоровья клиента вплоть до нормального для него артериального давления. Нет ничего приятного в том, когда твой клиент падает в обморок. Какой-то осадок в душе остается.

— Есть ли какие-то проекты, связанные с диабетом?

— Да, недавно был запущен проект DiaChallenge, где набрали несколько человек с диабетом, и с ними работали эндокринолог, психолог и тренер. Алексей Шкуратов, о котором я уже говорил. Они рассказывали про жизнь с диабетом, Алексей проводил тренировки, эндокринолог корректировал их уровень глюкозы и дозы инсулина. Это очень интересный проект, потому что диабет молодеет и затрагивает все больше слоев населения. Появляются новые проекты, люди больше говорят об этой проблеме, что, безусловно, хорошо. В День диабета тоже стало проводиться больше крупных акций.

Если посмотреть на кинематограф, то можно увидеть там ведущих персонажей с диабетом. Например, «Охотники на ведьм». Кто-то может и не заметить, а мне бросилось в глаза, что он колет себе какое-то подобие инсулина и называет это «сахарной болезнью». И это не единственный пример. В фильмах стали чаще поднимать проблему диабета.

— Тебе самому было сложно начинать говорить о своем диабете? Выкладывать фотографии с хэштегами?

— Пожалуй, нет. Я никогда не стеснялся этого, но и рассказы о диабете я приятными не нахожу. Когда ты рассказываешь о своей болезни, сразу начинаются глупые вопросы. Например, когда чужой человек походит к тебе и начинает спрашивать, заболел ли ты диабетом, потому что ел много сладкого, или какой у тебя уровень глюкозы. Первое время я даже толком не знал, что ответить на такой вопрос. Сахар у меня может быть и очень низким, и очень высоким. И вроде бы я начинал объяснять, что уровень может варьироваться в зависимости от разных обстоятельств, но по лицу человека было видно, что он просто задал этот глупый вопрос без стремления действительно узнать и понять. Возможно, обычному человеку такие вопросы не кажутся глупыми, но, на мой взгляд, они весьма бестактны.

А в социальных медиа это началось как-то естественно, без усилия над собой и надрыва. Я уже просматривал эти хэштеги, и видел очень много есть групп, куда диабетики скидывают свои фотографии с прогрессом. Конечно, в большинстве своем это американские сообщества. Там многие страдающие диабетом занимаются в залах и имеют хорошую физическую форму. Я тоже начал выставлять хэштеги, и мое удивление было лишь в том, сколько людей из нашего города откликнулось и отреагировало на это. Причем в их числе были люди, которых я уже знал, но не подозревал, что они тоже больны диабетом. Я стараюсь общаться с другими людьми с таким диагнозом и помогать им по возможности.





Поделиться:

Подписаться на рассылку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: