2 апреля 2018, 21:05 328 0

Молодой, рослый, дерзкий – именно так многие описали главное открытие Чемпионата России. За первый год во взрослом биатлоне Никита Поршнев успел пройти путь от всероссийского турнира до Кубка IBU, а под занавес сезона померился силами с членами национальной сборной и стал бронзовым призером чемпионата страны. О пути в большой спорт, борьбе со звездами и развитии биатлона в регионах Никита Поршнев рассказал в интервью пресс-службе Чемпионата России.

– Никита, расскажи, как ты начал заниматься биатлоном?

– Мама привела меня к моему первому тренеру, Владимиру Леонидовичу Усову, у которого она и моя тетя занимались биатлоном. Я бы не назвал это любительским уровнем: они выступали на соревнованиях, добивались каких-то результатов, но на всероссийских, наверное, не были. При этом, она соревновалась не в биатлоне, а именно в лыжных гонках. Мама никогда не заставляла ходить на тренировки, я сам стремился и знал, что хочу это делать. С восьми лет я уже централизовано занимался, бегал после школы. Для меня важно было не пропустить тренировку, поэтому тренер занимался моей учебой. Говорил: «Если будешь плохо учиться, не будешь ходить на тренировки». Меня это подстегивало. Мы и плавали, и в тренажерный зал ходили, и на велосипеде ездили, но я знал, что мы централизовано готовимся, что я буду биатлонистом, а не футболистом или еще кем-то.

– Ты сам из Саратова. Как оказался в Югре?

– Это благодаря первому тренеру, он и сейчас мне много помогает. Мы тренировались в Саратове на протяжении 10 лет, даже больше. Он меня с шести лет тренировал и выводил на все более высокий уровень. К сожалению, в Саратове тогда не было достаточных условий для тренировок, а главное – финансирования, но тренер старался за свои деньги меня куда-то вывозить. Может быть это судьба свела их с моим нынешним личным тренером, Сергеем Ивановичем Белозеровым, который ведет мою подготовку уже четыре года. Так получилось, что они заселились в одну комнату, начали общаться. Он набирал здесь команду и позвал меня, с того времени я стал выступать за ХМАО. Переехал один, семья осталась в Саратове, там мой дом и прописка.

– Какие условия для саратовских биатлонистов сегодня?

– Сейчас стало лучше, но все равно не хватает финансирования. Там нет стрельбища, а для биатлониста один из самых главных навыков – уметь стрелять. Есть тир, но получается так, что наши спортсмены стреляют только тогда, когда приезжают на соревнования. У них есть пара дней до начала соревнований, официальные тренировки. Вот они приезжают, осваиваются на этом рубеже, и что успели натренировать, то и показывают. Физическая подготовка там очень хорошая, есть подъемы, трасса рабочая. Анатолий Валентинович, директор спортшколы, многое делает для спортсменов, выбивает деньги, выстраивает новую лыже-роллерную трассу, которая с каждым годом увеличивается. Сейчас на стадионе построили большое здание, где могут находиться судьи, а главное спортсмены могут переодеваться. До этого мы ходили пешком до трассы, чтобы там на рюкзачках переодеваться, потом только кататься. Сейчас для спортсменов стараются делать гораздо больше, чем в то время, когда я начинал.

– То есть, тир отдельно, трасса отдельно?

– Да, получается так. Есть и стрельбище, но оно в плохом состоянии. Там только четыре установки, которые были построены с помощью ветеранов. У нас есть ветераны, которые выступают и на чемпионатах мира, и на чемпионате России. Благодаря их инициативе хоть как-то начали развивать биатлон, появились эти установки. Тренеры, конечно, стараются, но им до стрельбища идти порядка 3 км. Если они хотят стрелять, нужно все на себя грузить – ковры, вещи. На стрельбище это складировать некуда.

– Может быть твои успехи поспособствуют развитию биатлона?

– Конечно, я бы хотел, чтобы так оно и было, но, думаю, они и так делают все, что могут. У нас регион не так сильно заинтересован в биатлоне, как Югра. Поэтому, я считаю, что они и так стараются, делают столько, сколько можно. Есть сдвиги, с каждым годом все лучше и лучше, но до Ханты-Мансийского автономного округа еще далеко.

– Александр Логинов также из Саратова. Вы общаетесь?

– Я с ним поддерживаю хорошие отношения, но мы никогда тесно не общались, так как бегали на разных уровнях. Он старше меня на четыре года, когда он уже выступал в сборной, я еще пешком под стол ходил. Александр Логинов для меня был как Антон Шипулин. Когда он поехал на Олимпиаду, я уважал его, как спортсмена, но дружеские отношения у нас не получалось никогда выстроить, потому что мы нигде не пересекались. Хотя у нас есть общие друзья, которые хорошо дружат и с ним, и со мной.

– Это твой первый сезон во взрослом биатлоне. Как ты его оценишь?

– Оцениваю, как хороший результат, я на такой не рассчитывал. Конечно, знал, что могу побороться при качественной стрельбе, но тут уже бежишь и даже при некачественной стрельбе борешься со всеми. Такого от себя, можно сказать, не ожидал.

– С какими мыслями открывал сезон?

— Особенных мыслей не было, я не строил себе грандиозные планы, просто хотел побегать на Кубке России, чтобы набраться опыта. После того, как начал попадать на пьедестал на Кубке России, понял, что мне становится этого мало, что можно стремиться на Кубок IBU. Когда я и там заехал в десятку лучших, то понял — вот они все рядом, можно бороться за медали. В начале сезона я занял 28-е место и почувствовал, как тяжело бороться, а потом это все наращивал — тут выстрельну, там выстрельну. Сейчас я понимаю, что можно со всеми бороться.

– Что чувствуешь, когда удается обыграть спортсменов из национальной сборной?

– По поводу членов национальной сборной не хочу ничего говорить. Мне кажется, они просто уже набегались в этом сезоне. Им тяжелее всех, когда они приезжают сюда и надо в каждой гонке что-то доказывать. На нас регионалов, как на простых спортсменов, нет такого давления. Если где-то выступим плохо, никто не будет нас осуждать. У нас нет такого давления, что мы члены национальной сборной, нам надо приехать и всех выиграть, показать, что мы не просто так честь страны на Кубке мира защищаем. Для нас главное справиться с самими собой, показать хороший ход и справиться со стрельбой.

– Твой рост влияет на твои выступления?

– Не знаю (смеется). Парни, которые со мной бегают, говорят, что у меня большие шаги и им приходится идти в два раза чаще, чтобы за мной подстроиться. Но я на это и рассчитываю: они делают два шага, а я – один. Многие спрашивают, зачем я пошел в биатлон, мол, надо было идти в баскетбол. Но для баскетбола я еще маленький, а для биатлона – высокий. Я же не говорю, что кто-то очень низкий для биатлона, на таком не заостряют внимание, а то, что я немного выше на фоне других – это многих заинтересовало. Но меня это нисколько не смущает, я точно так же делаю свою работу, как все остальные.

– В гонке преследования вы подошли к последнему рубежу одновременно — ты и половина сборной России. Что творится в голове в такие моменты?

– Почему-то все испытывают волнение, а у меня не было такого состояния, что я думал о медали, и у меня ноги затряслись. Просто сам ошибся и последними двумя выстрелами я промазал. Тренеры потом говорили, что это были очень близкие габариты. Может быть какое-то невезение, потому что тремя первыми выстрелами я попал, а дальше делал все то же самое, в том же ритме, но чего-то не хватило. Конечно, если бы на один промах меньше настрелял, то может быть и получилось бы бороться за медали, но я все равно доволен собой и вчерашней гонкой, на протяжении всех четырех кругов и даже на пятом пытался не отстать от них. Я понимаю, что они пока сильнее меня, это звезды нашего биатлона, самые сильные в стране. Проиграть им ни в коем случае не стыдно, и я очень доволен своим результатом

– После столь успешного сезона чувствуешь повышенное внимание к своей персоне?

— Да, безусловно. Дмитрию Губерниеву за это тоже можно сказать спасибо, он много добрых слов обо мне сказал. Вся семья, даже знакомые, о которых я давно не слышал, поздравляют с таким ажиотажем. Все гонки показывают онлайн, по Матч ТВ – самому спортивному каналу страны. Это все дает большую огласку и для меня это очень приятно. Я очень благодарен всем за то, что написали мне столько сообщений. Постарался всем ответить, и вроде бы никого не оставил забытым, поблагодарил каждого.

– Так много внимания больше утомляет или радует и мотивирует?

– Даже не задумываюсь о том, что меня это будет как-то напрягать. Если люди ко мне тянутся и хотят проявлять какую-то доброту, я не могу сказать, что это плохо. Единственное – есть моменты, когда люди со мной просят сфотографироваться после гонки, а я сам еще не переоделся, стою во всем мокром с сырыми ногами. Иногда хочется сказать «подождите, пожалуйста, мне надо переодеться». Некоторые думают, что если мы спортсмены, то не хотим ни с кем общаться, но нам просто нужно вовремя переодеваться делать, чтобы не заболеть и дальше показывать результаты. Конечно, у меня не такая аудитория, как у Антона Шипулина или звезд мирового биатлона, все более скромно, но меня это очень радует и ни в коем случае не мешает.

– Еще не поступали предложения присоединиться к основной сборной?

– Об этом мне никто не говорил конкретно, но у меня есть личный тренер, который ведет мою подготовку, и я полностью ему доверяю. Если он скажет, что мне еще рано, значит рано, а если скажет, что пора, тогда пойду, куда скажет. Я не хочу настырно куда-то лезть. Если тренеры решат, что я заслужил место в команде, значит так и есть. Думаю, когда этот чемпионат закончится, мы по этому поводу еще поговорим, но от моего решение мало что будет зависеть. Он грамотный тренер, сам все взвесит. С моей точки зрения это будет просто «я хочу», а он уже будет знать, как меня будут тренировать, проведет анализ и примет решение.

– Есть глобальная цель в спорте?

– Думаю, главная цель всех биатлонистов – это Олимпийские игры.

– Выступить на Олимпиаде или именно медаль завоевать?

– Конечно, Олимпийские игры – это огромная возможность и за нее надо хвататься, но тренер всегда говорит, что если ты не готов, то нет смысла куда-либо ехать. На таких серьезных соревнованиях хочется показать все, на что ты способен, иначе есть другие люди, которые способны на большее. Получается, ты занимаешь чье-то место. Я придерживаюсь такой позиции. Хотя, конечно, бывает по-разному: может быть ты сильный спортсмен, но в нужный момент не набрал форму или приболел. Но на самых важных соревнованиях хочется показывать самые серьезные результаты.

– У тебя есть кумир в биатлоне?

– Для меня кумир не тот, кто сегодня выиграл гонку, а тот, кто на протяжении года выступает стабильно. Конечно, Мартен Фуркад именно такой спортсмен, но я бы у каждого биатлониста взял что-то свое. Например, мне нравится, что у Алексея Волкова всегда много мыслей в голове, он никогда не стоит на месте, всегда хочет совершенствоваться, придумывает разные упражнения, делает что-то с винтовкой. Это мотивирует на результат. Поэтому я бы от каждого перенял что-то свое. Кто-то хорошо дает интервью: приятно после финиша посмотреть, когда спортсмен, нашел что сказать, даже если плохо выступил. Способность хорошо говорить — в этом тоже можно найти кумира. Важно не только как ты пробежал, но и что о тебе потом люди подумают.

– Какие планы на оставшиеся гонки?

– Завтра мы бежим масс-старт, а послезавтра будет эстафета, побегу все гонки. Конечно, настраиваюсь на хороший результат, но, опять же, я не хочу как-то себе загадывать и строить планы на медали. Я просто знаю свои возможности и понимаю, что если я все сделаю правильно — так, как я могу — то это выльется в хороший результат.





Материалы по теме

Поделиться:

Подписаться на рассылку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: