15 ноября 2018, 13:55 0

На чемпионате мира в Ханты-Мансийске гроссмейстер един в двух лицах. Он выступает как комментатор и как тренер своей жены Александры Костенюк. Кроме того, Павел Трегубов, по его словам, еще продолжает сам играть в шахматы и является вице-президентом в Ассоциации шахматных профессионалов. Тем интересней его оценки.

— Павел, произвел ли на вас впечатление уровень игры участниц чемпионата?

⁃ Я не могу сказать, что у меня сложилось какое-то общее впечатление про турнир, поскольку сила его участниц сильно различается. Логично, что на более поздней стадии остаются сильнейшие. Пока по качеству игры мне больше всех импонируют Цзюй Вэньцзюнь и Анна Музычук. Обе на «классе» легко проходят всех своих соперниц.

— Фавориты оправдывают ожидания?

— Не все. Кто-то уже покинул турнир, кто-то выглядит не столь убедительно. Вылетели несколько сильных китаянок. Вряд ли осталась довольна своим выступлением Конеру. В первом же круге закончила выступление Элизабет Петц. Алина Кашлинская явно могла рассчитывать на большее. Но тут такой формат, что одна ошибка — и все! Вылетели Гунина, Дзагнидзе, Харика, Горячкина. Тяжело шла по дистанции Лагно, которая только в «Армагеддоне» одолела Погонину. Мария Музычук чудом прошла Аталик и т.д. Но трудности игроков только радуют зрителей.

— Вы видели много нокаут-чемпионатов мира. Этот чем-то отличается?

— Принципиальных отличий я не вижу, разве не припомню, чтобы здесь были особенно напряженные тай-брейки. В других турнирах бились не на жизнь, а на смерть в каждом раунде. Здесь же за три круга только был только один блиц. Все решается в двух классических или в двух быстрых партиях.

— С чем это может быть связано?

— Не знаю. Не хочу искать закономерности там, где их, возможно, нет.

— Интересно смотреть и комментировать партии женщин?

— Мне все интересно. Действительно, здесь, может быть, больше ошибок, но больше и напряжения, борьбы, смены оценок. С точки зрения зрителя, это интересней, чем смотреть партии мужских супергроссмейстеров. Порой у них идет слишком скучная для неискушенного зрителя игра: люди не понимают, что творится на доске, и им становится скучно. Если провести аналогию с футболом, у мужчин часто идет игра «без ворот». У женщин такого просто не бывает, и в их партиях больше «голевых» моментов.

— Это плохо или хорошо?

— С точки зрения качества игры, это плохо. Но зрителям это нравится. Нельзя же все время смотреть матч Германия — Италия, заканчивающийся 0:0. Это может быстро наскучить. Здесь же что ни партия, то боевичок.

— Какие результаты матчей особенно удивили? Открыли ли новые имена? 

— Удивили молодые азиатские шахматистки. Например, Мобину Алинасаб из Ирана я вижу здесь в первый раз. Огромное впечатление произвела Гулрухбегим Тохирджонова из Узбекистана. Она уже играла на Олимпиаде на первой доске за сборную своей страны, но я к ней не присматривался. У нее уже высокий уровень, при том, что на высоком уровне она играет сравнительно недавно… То, что они далеко прошли, не случайно — им никто ничего не подставлял.

— Вы не упомянули еще Абдумалик…

— Жансая, несмотря на свой юный возраст, — уже сложившаяся шахматистка, и ее появление в четвертьфинале вряд ли могло кого-то удивить. Я хотел бы также отметить молодых китаянок – Чжай Мо и Ни Шицюнь. Играли они прилично!

— В женских шахматах на самом верху начинается смена поколений?

— Она идет непрерывно. Но пока доминируют те шахматистки, что и раньше. И Цзюй, и Музычук, и Саша Костенюк… Но турнир еще не закончен. Будем наблюдать. Ведь для этого турнира имеет значение не только первое место, но и попадание в полуфинал. Три полуфиналистки получат место в турнире претенденток будущего розыгрыша первенства мира, а нокаутов больше не будет.

— Вам как зрителю и комментатору не жаль, что их отменят? 

— Как зрителю — жаль. Но как профессиональный шахматист я понимаю, какая это нагрузка, каких требует нервов и напряжения сил. Ведь это турнир, где ты фактически лишен права на ошибку. Один зевок — и до свидания!

— Что легче — комментировать партии или играть самому?

— Не буду лукавить — играть свою партию мне интересней. Я по-прежнему люблю играть в шахматы и делаю это с удовольствием, особенно когда более-менее получается. Это происходит все реже и реже, но вкус к игре не пропал.

Комментирование — это другое и тоже достаточно интересное занятие, но тут есть свои сложности. Во-первых, у меня мало опыта. А во-вторых, комментировать на иностранном языке, особенно в одиночку, как это было в первых турах, тяжело. Но по ходу турнира я немного адаптировался.

— Как чувствуете себя один на один с аудиторией?

— Это вопрос привычки. Поначалу трудно разговаривать как будто с самим собой, но потом свыкаешься, и это не доставляет неудобства.

— Чем заполняете эфир? Какой процент составляют шахматные оценки?

— Когда как. Дело в том, что мне трудно себя с кем-то сравнить, потому что сам я чужие комментарии почти не смотрю… Стараюсь разнообразить свои эфиры: делюсь и шахматными оценками, и историями из жизни.

— Прибегаете ли к помощи «движков» во время работы?

— Никогда не подглядываю за компьютером, мне так неинтересно. Да и зрителям, по-моему, больше нравится слушать то, как живой игрок оценивает позицию, а не просто оглашает показания машины. Ведь они могут сделать это и сами. И даже если комментатор где-то ошибается, это выглядит живее, чем если бы он выдавал оценку от компьютера. Все знают: варианты «железный друг» посчитает лучше!





Материалы по теме

Поделиться:

Подписаться на рассылку


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: